Понедельник, 26.06.2017, 06:43 Приветствую Вас Гость

МАШИНА ВОЙНЫ

Меню сайта

MLn:

Форма входа

Архив записей

MLs:

Поиск

SP:

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

LF:

Рейтинг@Mail.ru

Главная » 2011 » Январь » 31 » "И создал он зверя невиданного..."
18:51
"И создал он зверя невиданного..."

От МВА-62 к ВВА-14 

С выходом на боевое патрулирование в начале 1960-х гг. американских атомных подводных лодок (АПЛ), вооруженных баллистическими ракетами «Поларис», СССР оказался практически беззащитным. Такие субмарины могли в подводном положении подойти к советскому побережью и нанести удар колоссальной разрушительной силы. Появление этой опасности потребовало немедленного и эффективного ответа. В развитии отечественного ВМФ возникло «большое противолодочное направление». Основные меры по борьбе с угрозой из океанских глубин были определены в постановлении ЦК КПСС и Совета Министров СССР №1180-510 от 30 декабря 1961 г. Затем для выработки конкретных направлений работы как на ближайшее время, так и на перспективу провели ряд комплексных НИР. По результатам одной из них были начаты опытно-конструкторские работы по чрезвычайно необычному летательному аппарату — амфибии вертикального взлета и посадки ВВА-14. 


МВА-62

Основой для ВВА-14 послужил проект меньшей по размерам амфибии МВА-62, разработанный в 1962 г. главным конструктором Р.Л. Бартини — человеком очень талантливым и весьма неординарным. Родившийся в Италии Роберт Людовикович был выдающимся ученым, одаренным инженером, и за годы работы в Советском Союзе создал весьма необычную летающую лодку ДАР (дальний арктический разведчик), самолеты «Сталь-6» и «Сталь-7», разработал проекты других летательных аппаратов оригинальных схем. Из-под его пера вышли многочисленные труды по аэродинамике и динамике полета, художественные произведения. Изучая проблему повышения мореходности гидросамолетов, Бартини предложил пойти нетрадиционным путем, и осуществлять взлет-посадку на водную поверхность вертикально. Выбранная им катамаранная схема гарантировала устойчивость на плаву даже при волнении 4-5 баллов, что позволяло использовать такую машину в открытом океане. 

В рамках этой концепции и была разработана МВА-62. Амфибия представляла собой «бесхвостку» с подъемными двигателями, расположенными в центроплане, и маршевым двигателем, установленным в задней части центроплана на пилоне. Для обеспечения плавучести на концах центроплана имелись убираемые в полете поплавки. Управление на больших скоростях полета осуществлялось при помощи аэродинамических рулей, на малых — при помощи струйных.

Аэродинамическая компоновка, подъемные двигатели, газоструйная система управления, взлетно-посадочные устройства с двумя надувными поплавками и многие другие элементы конструкции выглядели слишком революционно для своего времени. Это заставляло сомневаться в возможности практической реализации проекта. Однако и перспективы выглядели очень заманчиво: взлет-посадка не только на воду, но и на сушу практически в любом месте; очень высокая мореходность; расширение боевых возможностей за счет широкого рассредоточения и маневрирования, а также ведения действий из положения дежурства на плаву; размещение на борту опускаемой гидроакустической станции (ОГАС), Эти плюсы перевесили все сомнения.



11 ноября 1965 г. вышло Постановление ЦК КПСС и Совмина СССР №935-320 «О создании новых авиационных средств борьбы с ракетоносными подводными лодками», в котором велась речь о начале полномасштабной разработки ВВА-14 (вертикально взлетающая амфибия с 14 двигателями). Затем последовали приказ МАП №371 от 26 ноября 1965 г., а также тактико-технические требования на амфибию ВВА-14 с двумя маршевыми двигателями Д-ЗОМ и двенадцатью подъемными РД-36-35ПР, утвержденные 7 июня 1966 г. Главкомами ВВС и ВМФ. Предстояло создать не просто летательный аппарат, а авиационный противолодочный комплекс, в который, кроме собственно самолета, должны были войти поисково-прицельная система «Буревестник», оружие и система заправки топливом на плаву. Комплекс предназначался для обнаружения и уничтожения подводных лодок противника на удалении 1200-1500 км от места вылета как самостоятельно, так и во взаимодействии с другими силами и средствами ВМФ. Предполагалось применять ВВА-14 в поисково-ударном, поисковом и ударном вариантах. Следовало спроектировать и построить 3 экземпляра машины и начать заводские испытания первого из них в IV квартале 1968 г.


Модель будущего ВВА-14 (первоначально предполагалось, что хвостовое оперение будет однокилевидное)

Выдержать эти сроки оказалось делом нереальным. КБ Бартини располагало крайне ограниченными возможностями, а главный конструктор, по общему признанию, был генератором идей, творцом, но никак не организатором производственного процесса. Само КБ в то время находилось на территории Ухтомского вертолетного завода (УВЗ), поэтому постройку ВВА-14 первоначально планировали вести на опытном производстве этого предприятия. По наиболее распространенной версии, от такого намерения отказались, поскольку на УВЗ не было специалистов, знакомых со спецификой самолетостроения. 

В 1968 г. Бартини стал главным конструктором по теме ВВА-14 вновь создаваемого ОКБ при Таганрогском авиационном заводе им. Г. Димитрова. Его заместителем назначили В.И. Бирюлина. Однако и это не позволяло рассчитывать на быстрое завершение проектирования, поэтому вскоре вышли: решение комиссии Президиума Совмина СССР по военно-промышленным вопросам № 305 от 20 ноября 1968 г. и приказ МАП № 422 от 25 декабря 1968 г. о разработке технического проекта ВВА-14 на имевшем богатый опыт создания морских самолетов Таганрогском машиностроительном заводе (ТМЗ), который в то время возглавлял главный конструктор А.К. Константинов. Очевидно, работа двух ОКБ над одним проектом оказалась не слишком эффективной, и в 1970 г. было принято решение выпустить конструкторскую документацию по ВВА-14 на ТМЗ, а опытные образцы самолета построить в кооперации этого предприятия и завода им. Г Димитрова. На фирме А.К. Константинова ведущим конструктором по амфибии стал Н.Д. Леонов, по оборудованию — Ю.А. Бондарев. Р.Л. Бартини формально оставался главным конструктором по теме ВВА-14, однако фактически работами по созданию необычного самолета руководил сменивший В.И. Бирюлина заместитель главного конструктора Н.А. Погорелов, т.к. Р.Л. Бартини жил в Москве и в Таганроге бывал наездами.


Модель ВВА-14 на гидроиспытаниях

ВВА-14 представлял собой целое собрание необычных технических решений, каждое из которых требовало проведения большого объема экспериментальных работ. Для этого было спроектировано и построено несколько стендов. Эксперименты по изучению впадины и брызгового факела, которые неизбежно образовывались при воздействии подъемных двигателей на водную поверхность, проводились на построенном УВЗ малом понтонном стенде, который был оснащен двигателями ТС-12М. Камовцы также создали плавучий газодинамический стенд-аналог 1410, предназначенный для изучения взлета-посадки ВВА-14 на различные поверхности и позволявший проводить испытания модели самолета в масштабе 1:4, оборудованной шестью ТС-12М, которые имитировали работу всех подъемных двигателей. Стенд 1410 перевезли на испытательно-экспериментальную базу в Геленджик, где провели полный цикл экспериментов. Полученные результаты свидетельствовали, в частности, что силы и моменты, воздействовавшие на самолет при вертикальном взлете и посадке, были таковыми, что система стабилизации и управления самолетом вполне могла обеспечить безопасное поведение машины. На наземном стенде прошли отработку комбинированные газоструйные рули для управления по курсу и тангажу. Были также созданы два пилотажных стенда: с подвижной и неподвижной кабинами. На них были досконально отработаны режимы управления самолетом, среди которых и посадка при возникновении интенсивной динамической воздушной подушки. На стендах часто работал летчик-испытатель Ю.М. Куприянов, которому предстояло пилотировать реальную ВВА-14. Позднее, когда амфибия совершила первый полет, он высоко оценил труд создателей этих стендов, сказав: «Летали так, как на тренажере!». 

Тем временем велась постройка двух опытных экземпляров ВВА-14: самолетов «1М» и «2М». Первая машина не имела подъемных двигателей и предназначалась для изучения характеристик горизонтального полета, исследования устойчивости и управляемости в крейсерском полете, отработки маршевой силовой установки и самолетных систем. Для обеспечения взлета и посадки с аэродрома ее решили оснастить велосипедным шасси с управляемой носовой опорой и двумя поддерживающими опорами (использовались стойки от бомбардировщиков ЗМ и Ту-22). Машина «2М» должна была получить подъемные двигатели. На ней собирались изучать и отрабатывать переходные режимы и режимы вертикального взлета-посадки с земли и воды, подъемную силовую установку, струйное управление, автоматику и другие системы, связанные с вертикальными взлетом и посадкой. После отработки основных технических вопросов на «1М» и «2М» планировали построить третий экземпляр ВВА-14. На нем предстояло испытать комплексы специального оборудования и вооружения, а также отработать боевое применение.



Изготовлялись самолеты в кооперации между опытным производством ТМЗ (директор А. Самоделков) и заводом им. Г. Димитрова (директор С. Головин). На серийном предприятии изготавливали фюзеляж, консоли крыла и оперение, а окончательную сборку самолета, установку контрольно-записывающей аппаратуры осуществили на опытном производстве.

Летные испытания

К лету 1972 г. основные работы по сборке «1М» были закончены и машину передали ЛИСу для окончательной доводки перед летными испытаниями. Ведущим инженером по испытаниям стал И.К. Винокуров, летчиком-испытателем — Ю.М. Куприянов, штурманом-испытателем — Л.Ф. Кузнецов.

ВВА-14 имел очень необычный вид. Фюзеляж переходил в центроплан, по бокам которого располагались два огромных отсека, предназначенных для размещения резиновых надувных поплавков и системы их выпуска-уборки. К отсекам крепились стреловидные кили и консоли стабилизатора, а к кессону центроплана — отъемные части крыла.


Испытания ВВА-14 на воде с выпущенными ПВПУ

С 12 по 14 июля 1972 г. прошли первые рулежки и пробежки самолета по грунтовой ВПП заводского аэродрома. Затем от ВВА-14 отстыковали консоли крыла и хвостовое оперение и, соблюдая все положенные меры секретности, в одну из ночей перевезли на соседний аэродром, располагавший бетонной ВПП, где базировался один из учебных полков Ейского военного училища летчиков. Там с 10 по 12 августа пробежки продолжились. Их результаты были обнадеживающими: «1М» до скорости 230 км/ч вел себя нормально, силовая установка и бортовое оборудование работали без замечаний. В своем отчете Куприянов отметил: «На разбеге, подлете и пробеге самолет устойчив, управляем, ухода с курса взлета и кренений нет». Кроме того, он обратил внимание на хороший обзор из пилотской кабины, удобное расположение пилотажно-навигационных приборов и приборов контроля за силовой установкой. 

4 сентября 1972 г. Куприянов и Кузнецов впервые подняли ВВА-14 в воздух. Полет продолжался почти час и показал, что устойчивость и управляемость машины находятся в пределах нормы, и ничуть не хуже, чем у традиционных самолетов. В этом полете произошел серьезный инцидент: из-за разрушения трубки отвода рабочей жидкости от насосов отказала гидросистема №1. Самолет не потерял управления только благодаря дублированию гидросистемы. Причину происшествия выяснили быстро: совпадение частоты колебаний конструкции фюзеляжа с частотой пульсации жидкости в трубках. Выход из положения нашли, заменив металлические трубки на гибкие шланги.

Видеосюжет ВВА 14 в полёте

Как и на земле, в воздухе ВВА-14 выглядел очень необычно, при виде снизу имел как будто три «головы» (центральный нос-фюзеляж и два бортовых отсека). К отдельным полетам для сопровождения и калибровки пилотажно-навигационного оборудования «1М» привлекали самолет Бе-30 (№ 05 «ОС»).

Первый этап заводских испытаний ВВА-14 завершился к лету 1973 г. Полученные результаты подтвердили, что аэродинамическая схема самолета, несмотря на свою оригинальность, вполне жизнеспособна, а маршевая силовая установка и основные системы работают надежно. Но самым значимым итогом этого этапа стало то, что при приближении самолета к земле «эффект экрана» начинал сказываться значительно раньше, чем предполагалось на этапе проектирования — уже с высоты 10-12 м, а на высоте выравнивания (около 8 м) подушка была уже так плотна и устойчива, что Куприянов на разборах полетов много раз просил разрешения бросить ручку управления и дать машине сесть самой. Провести такой эксперимент ему, правда, так и не дали, опасаясь, что может просто не хватить длины полосы.

Зиму 1973-74 гг. «1М» провел в цехе опытного производства Таганрогского машиностроительного завода, где на него установили пневматическое взлетно-посадочное устройство (ПВПУ). Резиновые поплавки ПВПУ имели длину 14 м, диаметр 2,5 м, объем каждого составлял 50 м3. Они были спроектированы Долгопрудненским КБ агрегатов и изготовлены на Ярославском шинном заводе. Прежде чем подойти к использованию ПВПУ на самолете, провели статические испытания специально подготовленного поплавка.



Выпуск поплавков осуществлялся двенадцатью пневматическими кольцевыми эжекторами — по одному на каждый отсек поплавка. Воздух высокого давления отбирался от компрессоров маршевых двигателей. Уборка ПВПУ осуществлялась гидроцилиндрами, которые воздействовали через продольные штанги на тросы, охватывавшие поплавки, вытесняя воздух из их отсеков через редукционные клапаны. Поплавки и система их уборки-выпуска были буквально напичканы различными уникальными устройствами, поэтому оказались очень не простыми в доводке и наладке, которые продолжались всю весну и часть лета 1974 г.

Затем начался этап испытаний ВВА-14 на плаву. Поскольку предназначенное для летной программы шасси не позволяло спустить самолет с надутыми поплавками со слипа на воду, на время морских испытаний его решили перевести в убранное положение, а для спуска и подъема машины использовать специально изготовленные перекатные тележки. В начале морских испытаний проверили непотопляемость самолета при разгерметизации отсеков поплавков. При сбросе давления из двух отсеков одного поплавка выяснилось, что «1М» сохраняет достаточную плавучесть. Затем начались рулежки с постепенным увеличением скорости. Они показали, что скорость при движении по воде не должна превышать 35 км/ч, т.к. на большей машина начинает опускать нос и возникает опасность деформации, а затем разрушения мягких поплавков. Но для вертикально взлетающей амфибии этой скорости было вполне достаточно.

По окончании этапа мореходных испытаний продолжились полеты. К тому времени интерес заказчика к ВВА-14 заметно угас. На вооружении уже находилось значительное количество разнообразной противолодочной авиационной техники, включая самолеты Бе-12 и Ил-38, и основное внимание уделялось совершенствованию ее. Летные испытания по инерции продолжались и в 1975 г. Предстояло испытать ПВПУ и поведение машины с выпущенными поплавками в полете. Предварительно провели серию пробежек и подлетов с постепенным увеличением степени выпуска поплавков (для этого гидросистема самолета была соответствующим образом модифицирована).

Первый полет ВВА-14 с полным выпуском и уборкой поплавков Куприянов и Кузнецов провели 11 июня 1975 г. Всего с 11 по 27 июня в воздухе выполнили 11 выпусков-уборок ПВПУ, Была, выявлена тенденция самолета к рысканью при полете с выпущенными ПВПУ, которая устойчиво парировалась системой автоматического управления САУ-М. Кроме того, проявилась тряска смолёта при полёте с надутыми поплавками и выпущенными закрылками («как при пробежках по грунтовой полосе», по замечанию экипажа). Специалисты считали, что ее достаточно просто можно устранить, изменив форму хвостовых частей поплавков.

Эти полеты стали завершающим аккордом в истории ВВА-14. Всего с сентября 1972 г. по июнь 1975 г. на машине «1М» было выполнено 107 полетов с налетом более 103 часов. Самолет «1М» закатили в цех на переоборудование в экспериментальный экранолет 14М1П, собранный планер машины «2М» отвезли на дальний край заводской стоянки, третий экземпляр так и не начали отроить.


Экранолет 14М1П

Когда «1М» начал проходить летные испытания, было уже понятно, что РД-36 для использования в подъемной силовой установке ВВА-14 не подходит, а получить двигатели с приемлемыми характеристиками не удастся даже в отдаленном будущем. Поэтому еще в разгар работ по монтажу ПВПУ Бартини принял решение доработать «1М» в экспериментальный аппарат по типу экраноплана с поддувом воздуха от дополнительных двигателей под центроплан. Практические работы по реализации этой идеи, а также испытания машины прошли уже без Бартини. В декабре 1974 г. Роберта Людовиговича не стало.

14М1П
После прекращения летом 1975 г. программы создания ВВА-14 опытное производство ТМЗ доработало машину «1М» в экспериментальный экранолет с поддувом воздуха от дополнительных двигателей под центроплан 14М1 П. Эта машина не предназначалась для проведения полноценных летных испытаний и фактически представляла собой натурный стенд для отработки самой идеи. На удлиненной носовой части фюзеляжа были установлены два поддувных ТРДД Д-ЗОМ с системой отклонения газовых струй. Мягкие поплавки под бортотсеками заменили на неубирающиеся металлические. Велосипедное шасси демонтировали, заделав ниши, а на поплавках установили четыре неубирающиеся одноколесные стойки перекатного шасси. Смонтировали задние центропланные щитки, образовавшие вместе с центропланом и боковыми отсеками своеобразный «совок», в котором газовые струи стартовых двигателей создавали воздушную подушку. Были доработаны и другие системы «1М» — топливная, гидравлическая, система аварийного покидания. 

Полностью все работы по экранолету были закончены в 1976 г., затем машину передали на испытания. Ведущим инженером по испытаниям стал И.К. Винокуров, в экипаж входили все те же Ю.М. Куприянов и Л.Ф. Кузнецов, а в дальнейшем в полетах принимали участие летчик-испытатель В.П. Демьяновский и бортинженер Э.В. Ведель.

После проведения наземного этапа испытаний, включавшего отработку системы отклонения газовых струй поддувных двигателей, экспериментальный аппарат спустили на воду. Здесь почти сразу же выявился неприятный дефект: машина отказывалась разворачиваться, так как разворачивающие моменты от двигателей оказались слишком малыми. Пытались использовать реверс поддувных двигателей, но это приводило к движению экранолета назад совершенно без разворотов. Такое поведение машины сильно затруднило испытания, поскольку 14М1П после каждой пробежки приходилось брать на буксир и разворачивать, для чего требовалось глушить двигатели, а затем снова их запускать.

Мореходные испытания показали, что 14М1П после выхода на динамическую подушку сильно поднимает нос, но идет устойчиво. Однако при резком уменьшении газа поддувных двигателей аппарат так сильно опускался на воду, что были случаи заливания двигателей водой. Кроме того, выявилась недостаточная надежность системы управления.

Испытания подтвердили возможность использования газодинамического поддува для взлета и посадки самолета с взволнованной водной поверхности. Полученного уникального экспериментального материала было вполне достаточно для создания летающего варианта 14М1П, но это требовало кардинальных переделок конструкции. Так как в тот период на ТМЗ полным ходом шли работы по самолетам Ту-142МР и А-50, тема экраноплана была прекращена. Необычная машина несколько лет простояла на территории завода, пока в 1980-е годы ее в разобранном виде не перевезли в музей ВВС в Монино. С тех пор прошло два десятилетия, однако до сих пор экспериментальный аппарат «демонстрируется» в виде сваленных в кучу отдельных агрегатов, которые с каждым годом все больше напоминают кучу металлолома.


ВВА-14ПС

Во время работы над ВВА-14 рассматривалась возможность установить на амфибию перспективный поисково-ударный комплекс «Полюс», предназначенный для поражения ракетных подводных лодок на удалении от самолета не менее 200 км. В таком варианте амфибия несла бы в нижней части фюзеляжа одну ракету «воздух-поверхность» массой 3000-4000 кг, длиной до 9,5 м и калибром 700-780 мм. Кроме того, самолет предполагалось оснастить панорамной РЛС, радиолокационным дальномером и инфракрасным пеленгатором. 

На базе ВВА-14 разрабатывались проекты вариантов самолета различного назначения. Однако поскольку вся программа создания вертикально взлетающей амфибии была свернута, то и работы над ее модификациями не вышли из «бумажной стадии» и изучения вопроса заказчиком.

Корабельный вариант должен был иметь складывающиеся консоли крыла и хвостовое оперение. Он предназначался для базирования на противолодочных крейсерах проекта 1123, дооборудованных крупнотоннажных сухогрузах и танкерах либо на специальных противолодочных крейсерах-носителях ВВА-14.

Поисково-спасательный самолет ВВА-14ПС предназначался для поиска и эвакуации космических кораблей и спускаемых модулей автоматических аппаратов на море и дополнял бы уже находившиеся в эксплуатации вертолеты Ми-бПС. Кроме участия в космических программах, ВВА-14ПС должен был выполнять задачи поиска и спасения экипажей летательных аппаратов, потерпевших бедствие над морем, членов экипажей затонувших кораблей, а также подводников, поднявшихся на поверхность с затонувших субмарин в всплывающих камерах. На ВВА-14ПС на месте грузового отсека предполагалось оборудовать кабину для размещения спасателей и космонавтов или потерпевших бедствие, оснащенную медицинским оборудованием; отсек для перевозки спускаемого аппарата, систему для его подцепки и загрузки, включавшую бортовую лебедку; контейнеры со спасательными лодками ЛАС-5С и плотами ПСН-6А. В состав экипажа, кроме летчика, штурмана и бортинженера, входили два спасателя и врач. Базироваться такой самолет мог не только на суше, но и на кораблях.

Рассматривался и другой поисково-спасательный вариант амфибии, который отличался от «космического» более скромным набором оборудования (в частности, отсутствовала система подъема спускаемого аппарата). Он мог бы принять на борт до 15 пострадавших, в том числе 6 тяжелораненых, для которых предусматривались носилки. Машина оснащалась спасательными кругами, канатами с поплавками, запасом медикаментов, воды и теплой одежды. Для работы ночью предусматривался выдвижной прожектор СП-62. В грузовом отсеке размещалось специальное оборудование (лодки, плоты, лебедка и т.д.). Летные характеристики спасательного ВВА-14 должны были остаться практически такими же, как у противолодочного самолета, за исключением дальности полета, которую намеревались увеличить на 500-1000 км.

Среди других вариантов ВВА-14 прорабатывались транспортный самолет, рассчитанный на перевозку 32 человек или 5000 кг груза на расстояние до 3300 км, и самолет-ретранслятор, оснащенный специальной антенной и системой для ее подъема на высоту 200-300 м при нахождении машины на плаву. В целом н

Необходимо отметить, что в результате работ по теме ВВА-14 был получен богатый экспериментальный материал, а работа над этой машиной стала великолепной школой для специалистов Таганрогского машиностроительного завода.

Александр Заболотский, Андрей Сальников. Авиация и Время 5/2005.

http://vtol.boom.ru/mat/vva/index.htm


Категория: Авиация | Просмотров: 6443 | Рейтинг: 4.3/3

Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем мультиблоге пользователем sergii на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта - как это сделать, описано в том же Пользовательском Соглашении. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.


Всего комментариев: 1
1  
I really aprpceiate free, succinct, reliable data like this.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Категории раздела
Армия [45]
Авиация [103]
Флот [82]
Стрелковое оружие [19]
Бронетехника [61]
Ракеты [45]
Космос [1]
ПВО [25]
Беспилотники [11]
Кибервойна [15]
Разное [79]
Новости сайта [5]
Календарь
«  Январь 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Штуковина
Copyright WAR.NEW © 2017 Хостинг от uCoz