Суббота, 21.10.2017, 18:57 Приветствую Вас Гость

МАШИНА ВОЙНЫ

Меню сайта

MLn:

Форма входа

Архив записей

MLs:

Поиск

SP:

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

LF:

Рейтинг@Mail.ru

Главная » 2012 » Июнь » 12 » Военное присутствие США в Азиатско-Тихоокеанском регионе
14:13
Военное присутствие США в Азиатско-Тихоокеанском регионе

 

Статья подготовлена Андреем Сушенцовым (МГИМО) для Российского совета по международным делам.


Задача-максимум для США – не допустить ревизии сложившегося в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР) порядка. Делать это американцы планируют путем вовлечения КНР в систему тихоокеанских связей. Чтобы добиться согласия Китая на отведенные ему роли, предполагается использовать разные стимулы. Но будет ли этот процесс плавным и бесконфликтным?

Соглашение США и Австралии о размещении американской военной базы на севере австралийского континента в краткосрочной перспективе не отразится на состоянии региональной безопасности. По существу, речь идет о передислокации из Японии небольшого контингента американских морских пехотинцев (2,5 тыс. человек). Планируемое создание военно-морской базы потребует гораздо больше времени и ресурсов, к чему не располагают объявленные сокращения военного бюджета США. Кроме того, существующая структура военного присутствия Соединенных Штатов в мире смещена в сторону Ближнего Востока, и на ее изменение уйдет десятилетие.
Тем не менее произошедшее – важный сигнал о смещении фокуса американских интересов с Ближнего Востока на АТР.


«Американские военные будут продолжать вносить вклад в безопасность в глобальном масштабе, однако мы по необходимости сместим акцент своего военного присутствия в сторону Азиатско-Тихоокеанского региона», – говорится в доктринальном документе «Поддержание американского глобального лидерства: оборонные приоритеты 21 века», который был обнародован президентом Б. Обамой в январе 2012 г.

Наибольшую обеспокоенность США в регионе вызывает Китай. Региональная политическая система и система безопасности в АТР складывались в период ослабленного Китая и имели своей целью его изоляцию. Поэтому возрастание мощи КНР в нынешней динамике – угроза региональной безопасности, причем единственная, в которой просматривается перспектива региональной войны. В цели США входит военное сдерживание Пекина путем передового базирования своих сил, формирования военно-политических коалиций и обеспечения прозрачности китайской военной программы. Другой элемент стратегии Вашингтона – выравнивание уровней торгового баланса с КНР и другими странами АТР. В ноябре 2011 г. США объявили о подготовке многостороннего торгового соглашения с участием Австралии, Новой Зеландии, Малайзии, Брунея, Сингапура, Вьетнама, Чили и Перу с целью создания в АТР преференциального торгового режима. Проект получил название «Тихоокеанское партнерство» (торговый оборот с указанными странами в 2011 г. составил 171 млрд долл., с КНР – 457 млрд долл., с Японией – 181 млрд долл.).

Задача-максимум для США – не допустить ревизии сложившегося порядка. Делать это планируется путем вовлечения КНР в систему тихоокеанских связей на отведенные для нее роли, прибегая к разным стимулам. Но есть ли основания полагать, что этот процесс будет плавным и бесконфликтным?
Политические проблемы региона и потенциальные риски безопасности

КНР делает локальные попытки решить в свою пользу ряд территориальных споров на своих границах. По данным Центра новой американской безопасности, начиная с середины XX в. более половины ситуативных и локальных военных столкновений в АТР проходили с участием Китая, причем 80% из них пришлись на последние двадцать два года.


База ВМС США в Йокосуке, Япония

Особенно острые разногласия существуют между КНР, Филиппинами и Вьетнамом в сфере контроля над малообитаемыми рифами в Южно-Китайском море и исключительной экономической зоной вокруг них. Эти территории не только содержат богатые залежи нефти, но и являются ключевым транзитным пунктом морской торговли в регионе (объем ежегодного торгового транзита составляет до 5 трлн долл.). Весной 2011 г. США вмешались в противостояние в Южно-Китайском море на стороне Филиппин. Одновременно Вашингтон посылает ободряющие сигналы малым и средним странам региона, которые имеют разногласия с КНР. Кроме того, США поощряют клиентов КНР, таких как Мьянма, порвать со своей зависимостью от Пекина.

В ответ на активизацию военного присутствия США в АТР 4 марта 2012 г. Китай объявил об увеличении открытой части своего оборонного бюджета на 11,2% – до 106 млрд долл. Выступая на заседании Центрального военного совета КНР, председатель Ху Цзиньтау заявил о приоритете усиления боевой мощи китайского флота. По оценкам алармистски настроенных источников, точный объем ежегодного военного бюджета КНР приближается к 200 млрд долл. С новым этапом американо-китайских трений совпали российско-китайские военно-морские учения «Морское взаимодействие–2012», которые прошли в Желтом море 22–27 апреля. Целью учений была отработка взаимодействия для предотвращения военных конфликтов в исключительных экономических зонах. Некоторые авторитетные китайские эксперты из числа отставных военных выступают за военный союз с Россией.

США внимательно следят за возрастанием военной мощи Китая. С 2000 г. Министерство обороны и Оборонное разведывательное агентство в сотрудничестве с другими ведомствами ежегодно представляют Конгрессу США доклад «Вооруженные силы и политика в области безопасности КНР». 18 мая 2012 г. были обнародованы новейшие заключения американских аналитиков. Их основные выводы таковы:
КНР проводит долгосрочную программу глубокой модернизации вооруженных сил;
цель программы – совершенствование возможностей ВС КНР по ведению «краткосрочных локальных войн» в условиях информатизации и высокой интенсивности боевых действий;
моделью локального столкновения для КНР выступает «непредвиденное развертывание боевых действий в Тайваньском проливе»;
приоритетом является создание современных военно-морских сил для обеспечения территориальных притязаний КНР в Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях;
КНР увеличила финансирование программ по разработке ядерного оружия, баллистических и крылатых ракет, вводу в эксплуатацию первой авианосной ударной группы (АУГ) с современной системой ПВО, при этом основной акцент был сделан на «противодействие вторжению» в области информационной инфраструктуры и в космосе.

США исходят из того, что для избегания региональных трений усиление военной мощи КНР «должно сопровождаться большей прозрачностью ее стратегических планов». Для этого американцы инициировали программу контактов между военными двух стран, цель которой – реализация мер доверия в военной области. За последние двадцать лет было создано пять форматов: ежегодные консультации США и КНР по вопросам обороны; встречи в рамках исполнения Соглашения о военно-морских консультациях; ежегодный диалог по вопросу о координации оборонной политики США и КНР; ежегодный американо-китайский форум «Стратегический и экономический диалог»; существующий с 2011 г. «Диалог в области стратегической безопасности».

Структура военного присутствия США в АТР


Тихоокеанское командование США

Однако главную ставку США делают на поддержание боеготовности и передовое базирование в АТР вооруженных сил Тихоокеанского командования. Логика военной доктрины Соединенных Штатов характерна для развитых морских держав, основа благополучия которых строится на морской торговле. Она заключается в контроле над ключевыми морскими коммуникациями путем постоянного передового базирования флота, способного действовать в открытом океане, и создания системы военных союзов, обеспечивающих базирование флота в удаленных географических точках.

Помимо основных военно-морских баз, распложенных на западном побережье США в Сан-Диего (штат Калифорния), Эверетте (штат Вашингтон) и на Гавайях, в АТР американские вооруженные силы размещены в ряде союзных государств. Первые заокеанские военные базы США создали на территории своих колоний на Кубе (1898 г.) и на Филиппинах (1899 г.). Рывок в расширении присутствия своих военно-морских сил американцы совершили после Второй мировой войны. В Средиземном море в 1950-х годах США заручились поддержкой Италии (1951 г.), Испании (1953 г.) и Греции (1957 г.), которые приняли американские военно-морские базы на своей территории. Одержав верх над Японией и став основным союзником Южной Кореи после войны на Корейском полуострове, США получили возможность разместить свои базы на территории этих государств. В 1951 г. между США, Австралией и Новой Зеландией был образован военный союз (АНЗЮС). Тогда же была укреплена и модернизирована военная база на входящем в состав США острове Гуам в западной части Тихого океана.


Бухта Перл-Харбор на о. Оаху (штат Гавайи)

После прекращения «холодной войны» глобальное присутствие США ослабло в АТР, но усилилось на Ближнем Востоке. В 1992 г. по решению парламента Филиппин на территории страны были закрыты две крупнейшие базы США в регионе. Чтобы частично снизить негативный эффект от этой потери, в том же году США заключили соглашение с Сингапуром об использовании военно-морской базы на его территории. В связи с угрозами, исходившими от Ирака и Ирана, начиная с 1995 г. США получили возможность стационарного присутствия в северо-западной части Индийского океана и в Персидском Заливе, достигнув с Бахрейном и Кувейтом соглашения о создании военно-морских баз.

В мае 2012 г. Тихоокеанское командование США располагало в общей сложности 325 тыс. военнослужащих, основная часть которых приходилась на флот и корпус морской пехоты. Тихоокеанский флот США включал в свой состав 6 из 11 АУГ, около 180 кораблей (66% всех ВМС США), 1 500 самолетов и около 100 тыс. военнослужащих (важно уточнить, что в состав Тихоокеанского командования входят три флота – 3-й, 5-й и 7-й; 5-й флот несет боевое дежурство в регионе Персидского Залива). В АТР размещены 2/3 сил корпуса морской пехоты США (около 85 тыс. человек) и около 10% сухопутных сил (60 тыс. человек).


База ВМС США в Сан-Диего (штат Калифорния)

Следует учитывать, что эти внушительные силы распылены на огромном пространстве Тихого и Индийского океанов. В ВМС США в разных частях мира одновременно несут службу ограниченное число судов. Так, в мае 2012 г. только треть судов флота несли боевое дежурство (95 единиц) и только 4 из 11 АУГ (две в зоне Персидского Залива, одна в Атлантическом, одна в Тихом океане). В связи с тем, что вооруженные силы и флот Китая отмобилизованы и локально сконцентрированы на его границах, в ходе скоротечного локального столкновения с группировкой США в регионе КНР может получить временное тактическое преимущество.

США учитывают это обстоятельство, объявляя о программе сокращения военных расходов на ближайшие десять лет на сумму 487 млрд долл. Под программу сокращения попадут 2 из 11 авианосных ударных групп (стоимость строительства одного авианосца – около 42 млрд долл.). Тем не менее Вашингтон твердо заявляет, что сокращение военных расходов не скажется на военном присутствии США в «критически важном регионе» АТР.


База ВМС США Эверетт (штат Вашингтон)

Уточнить региональные приоритеты военной доктрины США в АТР позволяет документ под названием «Стратегическое руководство Тихоокеанского командования ВС США». Согласно этому документу, военная политика Соединенных Штатов в регионе имеет пять приоритетов: союзники и партнеры, Китай, Индия, Северная Корея и трансграничные угрозы. Первая из заявленных целей – усиление военных альянсов и стран-партнеров. Особое внимание уделено поддержке становления Индии как «лидирующей и стабилизирующей силы в Южной Азии». В отношении Китая формулировка иная – «способствовать вызреванию отношений между военными США и КНР», что, по существу, означает ведение мирогарантийной и мониторинговой активности.

На фоне переориентации военных приоритетов США в АТР Китай чувствует себя уязвимо. В Пекине рассуждают так: если США хотят вовлечь нас в сотрудничество, зачем провоцируют? То, что в Вашингтоне рассматривают как поощрение Китая к «конструктивной роли в регионе», некоторые американские международники считают шантажом. В действительности США приглашают КНР присоединиться к сложившейся в регионе системе безопасности, но на строго отведенных ролях. В обозримой перспективе Пекин не будет в состоянии оспорить это положение вещей. Главная угроза может исходить от тех клиентов-партнеров США, которые в своем противостоянии с КНР могут слишком буквально воспринять гарантии безопасности, которые им выдал Вашингтон.

http://modern-warfare.livejournal.com/1150017.html


Категория: Флот | Просмотров: 5694 | Рейтинг: 0.0/0

Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем мультиблоге пользователем sergii на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта - как это сделать, описано в том же Пользовательском Соглашении. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.


Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Категории раздела
Армия [45]
Авиация [103]
Флот [82]
Стрелковое оружие [19]
Бронетехника [61]
Ракеты [45]
Космос [1]
ПВО [25]
Беспилотники [11]
Кибервойна [15]
Разное [79]
Новости сайта [5]
Календарь
«  Июнь 2012  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930
Штуковина
Copyright WAR.NEW © 2017 Хостинг от uCoz